Площадь у Новой мечети в районе Рустем Паша в Стамбуле
Подобные случаи – совсем не редкость в Турции, на тот момент убийство Озгеджан стало последней каплей переполненной чаши коллективного гнева. Практически каждый день в новостях пишут об особо жестоком насилии над женщинами: брат убил сестру, потому что она не дала ему пароль к своему телефону; отец избил дочь до полусмерти за то, что та не приготовила ужин; незнакомец в маршрутке сломал нос девушке за то, что на ней были шорты; жена покончила с собой, боясь расправы мужа, потому что попала в аварию за рулем его машины.

С одной стороны общество как-то свыклось с этим бесконечным потоком гнева, ужаса и боли. Сменить работу, квартиру, круг общения, чтобы избавиться от приставаний начальника, который поджидает у дома каждый вечер – обычное дело. С другой стороны время от времени одна из подобных историй отзывается мощной волной массовых протестов.

– Для нас такой точкой невозврата стало убийство Мюневвер Карабулут, – Фидан Атаселим из турецкой Платформы против фемицида объясняет, что побудило основать организацию. Хрупкая девушка пьет кофе в европейском кафе на легендарной стамбульской площади Таксим, символе турецкого сопротивления и надежды, и рассказывает страшные вещи из жизни женщин в этой стране.

17-летнюю Мюневвер из ревности зарезал ее парень Джем Гарипоилу, заподозрив, что девушка переписывается с другим мужчиной. Ее расчлененное тело нашли в мусорном баке в одном из престижных районов Стамбула. Благодаря богатым родителям Джем удачно скрывался от полиции больше полугода. Семья Мюневвер организовала массивную информационную кампанию для того, чтобы дело не замяли.

Активисты Платформы против фемицида каждый месяц публикуют статистику убийств женщин, мониторят ход расследований и судебных процессов, поддерживают семьи жертв, организовывают акции протеста и митинги, готовят поправки в законодательство.
– Количество убийств с каждым годом все растет и растет. Мы настаиваем на термине «фемицид», потому что это не просто насилие, а целенаправленное истребление. Только в этом месяце погибло уже 27 женщин [разговор состоялся 18 сентября], – рассказывает Фидан, одновременно открывая на телефоне вебсайт Аnit Sayac.

Это «виртуальный монумент», созданный для того, чтобы «увековечить память женщин-жертв домашнего насилия». Он выглядит как стена, каждый кирпич которой подписан именем погибшей. Если щелкнуть по «кирпичику», появится вся доступная информация об обстоятельствах смерти. Подобные сайты и ежедневный мониторинг правозащитниками открытых источников – единственная возможность составить хоть какую-то общую картину ситуации в Турции. Правительство в свою очередь делает вид, что проблемы не существует.
Значок турецкой Платформы против фемицида приколот к рубашке Фидан
– Раньше женщины были послушны и молча сидели дома. Сейчас у них намного больше возможностей поехать в большой город, увидеть другую жизнь. Женщины хотят быть равными мужчинам, а мужчины не готовы принять это. Власть в свою очередь еще более усугубляет проблему, принимая сторону мужчин, – Фидан озвучивает общее мнение правозащитников: нынешнее правительство внесло огромный вклад в развитие нездорового гендерного климата в стране. Оно не только не защищает жертву, а напротив – сочувствует преступнику. – В последнее время на наши акции приходят все больше укрытых женщин. Тех, которые привыкли слушать мужа и голосуют за партию власти. Они понимают: все идет к тому, что в какой-то момент правительство запретит носить разноцветные платки, заставит поменять на черную одежду.
Укрытая женщина и мужчина проходят мимо полицейского ограждения на площади Таксим в центре Стамбула
>
<
Made on
Tilda